Яндекс.Метрика

«Нагорные дубравы Среднего Поволжья. К 160-летию со дня рождения Бронислава Ильича Гузовского»

Уважаемые посетители сайта! Российский музей леса продолжает знакомить вас с известными личностями, знаменательными датами и событиями, оставившими свой след в истории лесного хозяйства России.

Значительный вклад в сохранение и приумножение дубрав Среднего Поволжья внес ученый-лесовод, лесничий Ильинского лесничества Б.И. Гузовский. Им были разработаны оригинальные методы естественного и искусственного возобновления дуба.

Бронислав Ильич Гузовский родился 5 мая 1860 г. в г. Ровно в семье польского мещанина, католического вероисповедания. После окончания в 1881 г. Ровенского реального училища, он поступил в Петровскую земледельческую и лесную академию, которую окончил в 1885 г.

По окончании Петровской академии Гузовский был удостоен звания действительного студента за работу «Исторический очерк правительственных регламентаций, касающихся смолокурения в России», его научным руководителем был профессор кафедры лесоводства Митрофан Кузьмич Турский. Совет академии присудил Б.И. Гузовскому степень кандидата лесоводства.

Приказом по Корпусу лесничих Лесного Департамента от 25 августа 1886 г. Гузовского направили на работу в Костромско-Ярославское управление государственных имуществ в качестве помощника лесничего Ветлужского лесничества. В 1887 г. его перевели помощником лесничего 3-го Козьмодемьянского лесничества Казанской губернии. В 1889 г. Бронислава Ильича назначили уже лесничим 2-го Козьмодемьянского лесничества, когда лесоводы России были обеспокоены дальнейшей судьбой дубрав. Лесопокрытая площадь лесничества равнялась – 4522 гектарам. На ней произрастали семенные дубовые насаждения140 – 180-летнего возраста с небольшой примесью клена, вяза, ильма, липы и подлеском из густой лещины. С первых дней работы в Ильинском лесничестве Б.И. Гузовский изучал плодоношение дуба и искал причины неудовлетворительного естественного возобновления его.

В 1895 г. в Чувашию приехал министр земледелия и государственных имуществ А.С. Ермолов и лично ознакомился с состоянием дубрав 2-го Козьмодемьянского и Мариинско-Посадского лесничеств. Министр был очень обеспокоен неудовлетворительным состоянием дубрав и пришел к выводу, что пора менять методы ведения хозяйства в них. По прибытии в Санкт-Петербург А.С. Ермолов принял решение организовать особую комиссию во главе с директором Лесного департамента Ф.П. Никитиным. В состав комиссии вошли видные ученые лесоводы: Ф.К. Арнольд, Э.Э. Керн, М.М. Орлов, А.А. Хитрово, Ольшевский, Эльцберг и другие.

Особая комиссия из Санкт-Петербурга прибыла 11 мая 1896 г. на пароходе в г. Козьмодемьянск с целью рассмотреть вопросы, связанные с ведением хозяйства в дубравах Казанской губернии. По поручению управляющего государственным имуществом Казанской губернии Ф. Юргенсона комиссию встретил лесничий Ильинского лесничества Б.И. Гузовский. Высшие чины Лесного департамента впервые познакомились с молодым еще неизвестным лесничим, будущим знатоком и хранителем дубрав России. В течение двух недель члены комиссии при участии местных лесоводов основательно знакомились с ведением хозяйства в дубравах Ильинского, Мариинско-Посадского, Цивильского, Мамадышского лесничеств. Осмотрели десятки вырубленных участков леса и ход естественного возобновления дуба в них, а также перестойные насаждения, где было большое скопление больных и усохших дубов, санитарное состояние в них оказалось неудовлетворительным. Ознакомившись с положением дел, комиссия Лесного департамента пришла к выводу о нецелесообразности естественного восстановления дубрав, и предложила лесничим самостоятельно выработать методы создания культур дуба на вырубках. Искусственное возобновление дубрав в Казанской губернии было совершенно новое, требующее изучения климатических и почвенных условий. В том же 1896 году был составлен лесоустроительный отчет, проведенный в Козьмодемьянском лесничестве. Выводы и предложения особой комиссии при рассмотрении отчета новой ревизии лесоустройства одобрил Лесной специальный комитет. Приказом Лесного департамента от 12.06.1896 г. № 10109 из Шешкарской сборной дачи (всего в ней было 8 дач) 2-го Козьмодемьянского лесничества было образовано Ильинское лесничество. Б.И. Гузовского назначили лесничим Ильинского лесничества и одновременно младшим лесным ревизором (под его руководство вошли Ядринское, Чебоксарское, Мариино-Посадское и Сотниковское лесничества).

Ознакомившись с предложениями особой комиссии, лесничий Гузовский на тот момент уже имел представление по какому пути ему следует идти. Он незамедлительно приступил к выполнению поставленных перед ним задач. По имевшимся документам в Ильинском лесничестве и уцелевшим лесосечным столбам и визирам он восстановил и обследовал 154 вырубки, образовавшиеся за последние двадцать лет. Бронислав Ильич нанес на план все вырубки, заложил пробные площадки по 100 квадратных сажен = 455 кв. м на вырубках и провел учет уже имевшегося надежного к росту дубового самосева в возрасте 3 – 5 лет. Перед ним стояла задача как обеспечить будущим культурам доступ к свету, чтобы освещенность не иссушала почву, а поросль лещины не угнетала бы культуры дуба. На заросших вырубках он решил прорубать коридоры (способ прореживания лещины) шириной 1 – 2 метра с севера на юг и в них закладывать культуры дуба, а расстояние между коридорами 4 метра друг от друга. Бронислав Ильич отметил преимущество этого метода в том, что можно регулировать освещение культур, удобно проводить уход за ними, а лещина в межкоридорных пространствах будет выполнять охранную роль. Такой метод позже получил название «коридорный метод Гузовского».

Занимаясь культурами дуба, Б.И. Гузовский заложил два временных питомника для выращивания дубовых сеянцев в Шешкарской лесной даче Ильинского лесничества. При выращивании посадочного материала он применял подрезку стержневых корней сеянцев для торможения их роста, но при этом стимулировал рост мочковатой корневой системы для лучшего приживания сеянцев на постоянной площади. Посадкам Бронислав Ильич предпочитал посевы желудей, так как посевы обходились дешевле. Посев желудей производился в каждую разрыхленную квадратную ямку по 4 желудя на глубину 4,4 см. Он сделал важный вывод о том, что высевать желуди лучше осенью ближе к заморозкам, что снижало мышиную опасность. Гузовский считал важным делом – проведение тщательного ухода за посевами и посадками с первых лет их жизни: «Посеять дубовые желуди или посадить на лесосеке маленькие растения еще не значит выполнить культурные работы. Дубок, как ребенок, нуждается в уходе».

В 1896 г. впервые в Ильинском лесничестве Б.И. Гузовский положил начало искусственному возобновлению дуба посевом и посадкой. В течение 24 лет своей работы в лесничестве им было создано культур дуба на площади 1150,2 гектаров. Под руководством Б.И. Гузовского занимались лесокультурным делом лесничий Ядринского лесничества – А.Т. Тиханов и лесничий Мариинско-Посадского лесничества – С.В. Дьяков.

Известный ученый того времени лесовод-дубравник, лесничий Тульских засек Андрей Павлович Молчанов предложил «коридорный способ ухода за дубом», заключавшийся в том, что посадка дубовых сеянцев производилась в прорубаемые узкие полосы, заросшие лиственными породами после рубки леса. Методы этих ученых имели отличия.

Б.И. Гузовский писал об отличии своего метода от молчановского: «…тульские коридоры – это результат ухода, и цель их – удержать боковое отенение, а верхним освещением заставить дубок тянуться … коридоры в наших казанских дубовых лесах имеют иное происхождение и иные задачи… мне пришлось вводить дуб на площадях прошлых вырубок, покрытых порослью орешника и мягких пород, то предварительно предстояло осветить эти площади или общей сильной прорубкой, или прорубать коридоры и затем уже на них оперировать. Остановившись на этой последней мере … занялись разведением дуба и уходом за ним …». В Тульских засеках при производстве культур применялся способ посадки крупномерными дубками высотой до 0,7 метра, тогда как в Ильинском лесничестве значительная часть культур производилась посевом желудей и посадкой 2-летними сеянцами.

Следуя своим наблюдениям при закладке лесосек, Гузовский пришел к убеждению, что всегда можно обнаружить если не полное, то частичное возобновление дуба под материнским пологом. Он считал, что надо дать время самосеву подняться, прежде чем производить культуры. На практике Бронислав Ильич убедился, что после освещения угнетенного самосева дуба, он быстро начинал расти, и работа по выращиванию культур дуба оказывалась лишней. Основным мероприятием по обеспечению естественного возобновления и выращивания культур дуба он считал уход путем изреживания лещины. Поэтому вторая половина работы Гузовского в лесничестве была направлена, прежде всего, на естественное возобновление вырубок. Он доказал, что в нагорных дубравах Поволжья имеется полная возможность обеспечить естественное возобновление дуба на большинстве вырубок, если вести за имеющимся самосевом своевременный и тщательный уход и оберегать его от потравы скотом.

В 1904 г. по распоряжению Лесного департамента за успешную работу в Ильинском лесничестве Б.И. Гузовского командировали в Германию для ознакомления с ведением хозяйства в ее дубравах. Особенное внимание он обращал на способы естественного и искусственного возобновления дуба на вырубках. В своем отчете о командировке, опубликованном в 1905 г., Гузовский отметил замечательные результаты естественного возобновления дуба при семеннолесосечных рубках, которые впервые увидел в Германии. Он пришел к убеждению, что применение этих рубок в Приволжских дубравах обеспечит еще лучшее естественное возобновление, потому что в Германии дубовые леса сопровождает подлесок из бука, а у нас из лещины, которая прекрасно удобряет почву и сохраняет ее во влажном состоянии. Опыт немецких лесоводов Гузовский не принял за образец для подражания, но отметил то, что могло быть перенесено в дубравы Ильинского лесничества.

В 1909 г. он представил XI Тульскому съезду лесоводов разработанную им схему постепенных двухприемных рубок для дубрав Поволжья. Согласно схеме, проводилась подготовительная рубка с удалением второстепенных пород I и II ярусов, перестойных, больных и густо стоящих дубов. Оставлялись экземпляры для обсеменения площади, назначаемой в рубку, а после всходов дуба для его освещения проводилось изреживание густой лещины.

Понимая важность учения о типах леса профессора Г.Ф. Морозова для лесного хозяйства, Бронислав Ильич на практике применил его учение и описал типы дубовых насаждений Ильинского лесничества. Гузовский отметил связь почвенно-грунтовых условий с типами насаждений «все дубравные почвы распадаются на три типа и дают три типа насаждений… кроме деления на типы они еще делятся на три формы – трехъ, двухъ и дноярусная». Он проанализировал сделанные им описания типов леса и отметил, что «…общим для всех типов признаком является трехъярусная форма и вполне удовлетворительное плодоношение». Благодаря своим знаниям и огромному опыту работы в лесничестве, Бронислав Ильич наметил и осуществил все мероприятия по восстановлению и формированию дубрав.

Гузовский интересовался многими вопросами ведения лесного хозяйства.В частности хозяйственной разработкой леса, которую вели частные лесопромышленники в лесничествах Казанской губернии, в том числе и в Ильинском. Наиболее доходным сортиментом дубовой древесины явились кряжи, а что не шло на выработку кряжей, определялось на производство французской винной клёпки и других сортиментов (паркетной дощечки, вагонного бруса, фанеры). Гузовский был рачительным хозяином и заинтересовался финансовой стороной этого дела. Он рассчитал покупную стоимость клепки и все расходы на доставку во Францию, и определил, что от торговли нашей клёпкой французской фирме остается чистой прибыли 100 %. Такую высокую прибыль иностранцев от нашей клепки, Гузовский объяснял незнанием лесным управлением заграничного рынка и порекомендовал изучить его. Бронислав Ильич пользовался большим авторитетом как среди практических, так и научных работников. В 1910 г. как признанного знатока дубрав, его избрали членом дубравной комиссии при Лесном обществе. Большое значение он придавал обмену опытом работы между лесоводами. Ильинское лесничество охотно посещали экскурсии лесничих и студентов, где на практике было чему поучиться у его руководителя.

В 1912 г. была организована экскурсия для лесничих Казанской губернии в Ильинское и Звениговское лесничества. Бронислав Ильич при каждом демонстрируемом объекте со знанием дела прочитывал целые лекции.

Бронислав Ильич все свои наблюдения за ходом роста и развитием заложенных им лесных культур дуба обобщил в статьях и книгах. В «Лесном журнале» увидели свет его работы: «О возращении дуба в Казанских нагорных дубравах», 1899 г.; «О культурах дуба в Ильинском лесничестве Казанской губернии», 1900 г.; «Воспитание дубовых сеянцев в питомнике», 1900 г. и другие.

Б.И. Гузовский принимал активное участие в общественной жизни Козьмодемьянского уезда. Он избирался членом земского собрания, первый классный чин, коллежский секретарь, получил в 1887 г., и дослужился до статского советника.

В сентябре 1912 г. Б.И. Гузовский сильно простудился на тушении лесного пожара в Заволжье и заболел воспалением легких. Лечился в Гаграх. Его оперировали дважды — в Москве и Казани. После перенесенной болезни ему предложили должность старшего ревизора Казанского управления земледелия и государственных имуществ. В 1913 г. он вместе с семьей переехал жить в г. Казань. В новой должности Б.И. Гузовский проработал чуть больше года, болезнь дала о себе знать. 4 декабря 1914 г. Бронислав Ильич умер в Казани и похоронен был на Арском кладбище.

Лесные культуры дуба, созданные талантливым лесоводом Ильинского лесничества Брониславом Ильичем представляют большую ценность для разведения дуба в лесах не только Среднего Поволжья, но и в лесах всей России.

Яндекс.Метрика